Brownian motion

around the essentials…

 

Archive for 12 Листопад 2012

Любителям руської мови. Деякі акценти

26-го жовтня (за Юліанським) 1784 року Київський митрополит Самуїл Миславський видав такий наказ щодо навчання студентів Київської Академії правопису та вимові (цитую фрагмент):

«…многие студенты, учившиеся богословию и философии, во время производства их во священные чины являются вовся неисправны в чтении по церковным книгам, чрез что подвергают себя стыду, а на Академию и учителей навлекают предосуждение… А дабы все студенты и ученики, особливо желающие достигнуть священных чинов, в свободное от учения время упражнялись наиприлежнейшим образом в чтении церковных всякого рода книг, а паче Библии, с приобретением хорошего и чистаго произношения, особливо с наблюдением ударения и силы, в книгах напечатанных, то есть оксии, что всего нужнее, — к тому ректор с префектом имеют употребить такия меры, которыя бы исполнению сего предписания действительно соответствовать могли».

Найбільше нас у цьому наказі цікавить фрагмент «упражнялись… особливо с наблюдением ударения и силы, в книгах напечатанных, то есть оксии, что всего нужнее» (до речі, треба не «о́ксія», а «оксі́я», якщо комусь це цікаво, і не «ва́рія», а «варі́я»).

Чому це раптом стало «всего нужнее»? Звідки у нас може виникнути підозра, що студенти Академії не вміли читати богослужбові тексти? Як ми можемо «перевірити» — через триста з гаком років — їхнє вміння читати і вимову?

Отже, після кілької занять, присвячених правильному читанню літери «ѣ» (з того, що вже читали, згадайте: вѣвцѣ, лѣтера, мѣ [нота мі], фантазѣя, прїидѣте, имѣтацѣя, в пропорцѣї, орґанѣста, спѣваєтъ, лѣчба — словом, «они всегда ѣ как „і“ произносятъ» © О. Сумароков), ми спробуємо розставити певні акценти.

Читати далі »»

(3 votes, average: 5 out of 5)

Любителям руської мови. Трохи про вѣвцѣ

У 1788-му році, у друкарні Почаївської лаври було видано «Книжицю для господарства» (І. Ленкевич. — Почаїв: Друкарня Успенського монастиря, 1788. — 111 арк.; 8°).

Нагадаю, що тоді Почаївська лавра була католицькою; нагадаю, що саме католики побудували Свято-Успенський храм (також, любителям усяких хіромантій/нумерологій, чи то пак — геодезій, нагадаю, що він орієнтований вівтарем на північ).

Написано книжицю українською та польською мовами — багато сказати немає чого, будемо просто читати.

Читайте і насолоджуйтеся, звертайте увагу на наголоси. Згадайте, що казав Сумароков про ѣ… Хто сумнівається — повторіть разів десять: вѣвцѣ, вѣвцѣ, вѣвцѣ… (Можна також потім польською: owiec, owiec, owiec…)


(2 votes, average: 5 out of 5)

Цікава цитата про участь «малоросів» у становленні Росії

Харлампович К. В. Малороссийское влияние на великорусскую церковную жизнь. Том 1. Казань, Издание книжного магазина М. А. Голубева, 1914. Сторінки III, VI.

Набрав цитати російською, щоб полегшити роботу пошуковикам .)

Вопрос о культурном влиянии малороссов на великорусское общество в XVII–XVIII ст. не подлежит сомнению. Не спорят и относительно широты и разносторонности этого влияния, о чём ещё в 1871 г. писал П. А. Безсонов: «…Всякий знает, как были они (т. е. малорусские и белорусские воздействия) обильны, сильны и влиятельны, напр. для Великороссии и особенно для Москвы. Пришельцы заняли здесь самые видные и влиятельные места, от иерархов до управлений консисторий, ими устроенных, от воспитателей семьи царской до настоятелей монастырских, до ректоров, префектов и учителей ими же проектированных школ, до кабинетных и типографских учёных, делопроизводителей, дьяков и секретарей. Всё почти подверглось их реформе, по крайности неотразимому влиянию: богословское учение, исправление священного и богослужебного текста, печатание, дела раскола, церковная администрация, проповедь, храмовое, общественное и домашнее пение, ноты, внешность архиерейских домов, образ их жизни, экипажи и упряжь, одежда служителей, напр. певчих, вид и состав школ, предметы и способы учения, содержание библиотек, правописание, выговор речи устной и в чтении (церковное мягкое „г“ вместо твёрдого), общественные игры и зрелища и т. д. и т. д.» (Белорусские песни, пред. IV). К сказанному немного можно прибавить — нужно было бы отметить деятельность малороссов как приходских, придворных, военных и заграничных священников, миссионеров, законоучителей светских школ, «экзаменаторов», переводчиков, иконописцев, граверов…

[...]

Хотя малороссийское племя, как особый этнографический индивидуум, сложилось уже к XIV ст., но до средины XVI ст. говорить о каком бы то ни было церковном влиянии на великороссийское племя не приходится потому, что до того оба эти народа заняты были государственным строительством и отстаиванием своей политической независимости от взаимных посягательств на неё Польши-Литвы и Москвы. А затем до второй половины XVI ст. самая духовная культура ещё не поднялась до той высоты, когда она могла влиять на ниже стоящие народы. Только когда явилась в юго-западной Руси сеть школ и типографий, обнаружилось превосходство юга над севером, а одновременно с этим начавшееся усиленное введение унии и политические репрессии против православных русских в польско-литовском государстве бросили в московские пределы целые ряды церковных деятелей, начавших там культурную работу не только за страх пред польской властью, но и за совесть — по чувству благодарности и любви к приютившему их новому отечеству. Выходы образованных малороссов в Москву, вольные и невольные, начались с второй половины XVI ст., тогда же началать и просветительная, на пользу всего русского народа, деятельность южноруссов и культурные связи их с Москвой. Эти выходы и эта деятельность, совершалась ли она в Москве или в Киеве, продолжались, всё усиливаясь, почти до вступления на престол Екатерины ІІ. Её воцарением и обрываем мы своё исследование. [...] С другой стороны, с этого именно времени резко усилилось обратное течение идей и влияний, когда централизованные стремления русского правительства привели к значительному сглажению национальных и религиозных отличий малороссов [...] когда в киевской академии и в харьковском коллегиуме введены были великорусский язык, учебники, «красноречие российское» и когда южнорусская интеллигенция начала писать по великорусски, умножив собою ряды деятелей великорусской литературы. Хотя этот порядок вещей был приготовлен в предшествующую эпоху, но он характеризует именно век Екатерины. Вот почему царствование Екатерины ІІ мы считаем поворотной эпохой в истории церковного влияния малороссов на Великороссию и вот почему её воцарением ограничиваем рамки своей работы.

Зверніть увагу, що це чудово узгоджується із свідченнями Сумарокова, і щодо періоду впливу також («Знатнѣйшія наши духовныя были ко стыду нашему только одни Малороссіянцы, почти до временъ владѣющія нами Самодержицы» — більше тут).

(1 votes, average: 5 out of 5)

Останні публікації

Most Rated

Highest Rated

Теґи

Архіви